Gallery of Rabaes of Central Asian (Bukhara) Jews

106
Rav Markiel ben Bluria 1904 -1989, (29 Heshvan 5750)

See Russian Below

Rav Markiel ben Bluria 

The October coup of 1917 in the Russian Empire was a national disaster that led to the civil war and the establishment of a totalitarian system of government in Russia. The revolution marked the collapse of traditional foundations in all spheres of life of the population, both materially and socially. The Soviet government sought to equalize everyone in everything. To this end, all values were confiscated from rich people, and spiritually all religions were declared not in law, the population, accordingly, had to profess atheism.

In the whirlpool of these events, our ethnos suffered significantly, and first of all the merchant and wealthy families who lived at that time on the territory of the Turkestan Governor-General, and the rest of the Bukhara emirate. All their property was nationalized and they, for the most part, were left without a livelihood. In those years, a significant part of our fellow tribesmen were believers, knew religious literacy. Prior to the coup, young people received their primary education in the Kheder, and the most talented continued their studies in the Yeshivas and received various certificates confirming their religious literacy in the relevant fields, including rabi diplomas.

As you know, the Soviet government persecuted everyone who tried to preach and teach the foundations of the Jewish religion, or was related to the Zionism movement. Some religious figures went underground, and some of them led a parallel lifestyle: religious and secular, showing loyalty to the Soviet government. These people, formally supporting the construction of socialism, were law-abiding Soviet citizens, and illegally, among their fellow tribesmen, participated in attracting the younger generation to Jewish education and the ideas of Zionism. One of these, which suffered such a fate at the dawn of Soviet power, was my uncle, Rav Markiel Kimyagarov ben Bluria.

Rav Markiel ben Bluria, son of the merchant Benjamin Kimyagarov [this information is available in the book “Address Directory of the Turkestan Territory for 1910g.” Syrdarya Regional Statistical Committee, Tashkent, 1910 Compiler I.S. Stupakov] was born in 1904 in the city of Samarkand. He received his primary religious education in the “heder” of his grandfather, Abo Kimyagarov. Then he continued his studies in the yeshiva of the famous rav-haham Shlomo-Lev Elizarov, who arrived from Jerusalem. Rav Markiel was a gifted and capable disciple. By the age of 13, he studied and was fluent in the Hebrew language, knew Jewish traditions and rites, had deep knowledge of the Torah and the Talmud.

At the end of the yeshiva, he received a shokhet certificate, that is, he could conduct a Shkhita – a ritual slaughter of food-allowed cattle and poultry, which is produced according to the rules established by Galakha. Rav Markiel had permission to hold a “Brit-mila,” could hold a Hoopa ceremony, lead a prayer. He had quite deep knowledge and held conversations on Jewish topics dedicated to the respective days, such as bar-mitzvah and bat-mitzvah, weddings, Saturday days, Purim and other holidays, as well as mourning events.

Rav Markiel had a special wisdom called “Torah wisdom.” He had a fairly high intelligence and could very subtly approach the explanation of any questions in the spirit of Jewish traditions.

Rav Markiel did not just know Torah, but there was also a wonderful speaker, lecturer and well presented material. When people listened to him, they wanted to know more. I remember that before Rav Markiel left for Israel, I had to listen to his speeches at events in Samarkand. He delivered very informative parables, as well as various sermons related to religious topics, with the Talmud.

Rav Markiel had encyclopedic knowledge. His authority in the field of knowledge of Jewish religion was unquestionable. When Rav Markiel spoke, silence always stood in the room, everyone with a fading heart listened to his sermons. And even official rabaes never corrected him, since in his interpretation of holy texts there were no flaws.

In addition to religious-Jewish education, Rav Markiel studied secular disciplines and Russian at a Russian school, which in those years was extremely important for getting the opportunity to work in state enterprises.

Rav Markiel began his career as a teenager. In 1917, he studied shoemaking. When Soviet power in 1921 – 1929g. allowed private entrepreneurship (NEP), Rav Markiel, together with his father-in-law, Ilyauhai Shakarov, opened a private store, which accordingly did not last long, as after some time private entrepreneurship began to be pursued. In the thirties, the Hujum silkworm factory was launched in Samarkand, he went to work there, to the position of a cocoon winder. Having good organizational and oratory abilities, Rav Markiel very quickly began to advance through the career ladder.

In the thirties, he was elected as a deputy of the Samarkand City Council, chairman of the Mahalla quarterly committee, while remaining a deeply religious person. Often speaking to the workers of the Khujum factory, he becomes a propagandist and popularizer of the achievements of the national economy, an active public figure among the secular part of the population, while not forgetting his religious activities.

But the rink of state anti-Semitism launched in the USSR did not bypass Rav Markiel and harshly walked it. Well-wishers, in quotation marks, informed the relevant authorities of his commitment to religion and Zionism. At the end of 1936, at the height of the “great terror,” or as this time is also called, “ezhovshchina”, Rav Markiel was arrested by the NKVD (People’s Commissariat of Internal Affairs of the USSR). He was charged under article 58 of the Criminal Code of the USSR for Zionist and anti-government activities. The indictment indicated that in 1915 he served as secretary of the Zionist organization in Samarkand and carried out espionage tasks of English intelligence. A simple arithmetic calculation shows that at that time he was an eleven-year-old teenager, and therefore all the absurdity of the charges arose.

He tried to explain all this to the investigators for 1 year and 2 months, the time during which he was kept in prison. In order to gain recognition of the false charges brought against Rav Markiel, investigators during interrogations used various kinds of sophisticated torture against him, which were in service with the world famous NKVD bodies. For three days, Rav Markiel was not allowed to sleep, forced to stand on a table with extended legs, with a water bottle tied to his genitals. Once he was taken out for execution and forced to dig a hole for himself. They read the verdict and fired several bullets in his direction, which whistled near his ears. As Rav Markiel later said, at that moment he hated the Soviet government and its leaders, led by Stalin, with fierce hatred. It is known that during the years of great terror, the order for the necessary number, convicts, shooters, etc. In the field, officials, from repressive organs, worked hard, that is, “climbed out of the skin” to fulfill this order. Therefore, who could not stand the torture and stipulated himself, he died in prison dungeons.

After the torturers realized, in vain, their attempts to force Rav Markiel to admit their slanderous accusations, he was acquitted and released. He was offered a high position at the Hujum factory. But he categorically refused, having lost all faith in the Soviet system.
To get away as far as possible from the nightmare that he had to endure, Rav Markiel asked for a low position, a simple warehouse manager. Later, before leaving for Israel, in 1973, he worked in this position in various organizations: the Hujum factory, the bed production artel, and «Gorpromtorg».

In 1973, as soon as the opportunity arose, Rav Markiel and his family repatriated to their historical homeland. Upon arrival in the holy land, he quickly joined Israeli life and actively joined religious activities, as he was well versed in the Hebrew language and had a corresponding education.

Rav Markiel settled in the city of Or-Yehuda in an area where mostly Bukharian Jews lived. He worked as a Mashgiyah and was actively involved in organizing the construction of a synagogue, which currently bears the name “Kanesoi Yesefcha.” The biggest problem was finding sponsors to build a synagogue and he coped with it. After completing construction for 10 years, from 1978 to 1988, Rav Markiel was the main Rabi in this synagogue. Parishioners were mainly Bukharian Jews who emigrated from the former USSR.

Rav Markiel gave lectures to parishioners, gave detailed and deep interpretations of the chapters of the Torah, monitored the observance of religious regulations, advised people on halakha, made various recommendations and answered pressing questions regarding the enforcement of the Torah laws, which religious Jews face every day, the subtleties of the observance of the Sabbath; special laws of prayer, difficult moments related to kosher of food, business, and issues related to marriage and divorce and much more.

Rav Markiel was married twice. The first time in 1923 on Bulor Shakarova (1908-1942). The family had 7 children, of which only 3 survived. The second time he was married to Eva (Yafo) Khasanova (1923-1997). They had no children.
Rav Markiel Kimyagarov ben Bluria died in 1989, was buried in the Jerusalem cemetery.

Амнун Кимьягаров

Amnun Kimyagarov – Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, President of the American Branch of the International Academy for the Development of Technology, Inventor of the USSR, member of the Union of Writers of Israel, member of the International Association of Creative Intelligentsia

 

 

 

Галерея рабаев Центрально-азиатских(бухарских)евреев.

Рав Маркиэл бен Блурия

Рабай Маркиэл Кимьягаров
1904 -1989, (29 Heshvan 5750)

Октябрьский переворот 1917 года в Российской империи был национальной катастрофой, приведшей к гражданской войне, и установлению в России тоталитарной системы правления. Революция ознаменовала развал традиционных устоев во всех сферах жизнедеятельности населения, как в материальном так и в социальном планах. Советская власть стремилась уравнять всех и во всем. С этой целью у богатых людей были конфискованы все ценности, а в духовном плане все религии объявлены в не закона, население, соответственно, должно было исповедовать атеизм.
В водовороте этих событий значительно пострадал наш этнос, и в первую очередь купеческие и богатые семьи, которые проживали, на тот момент на территории Туркестанского Генерал-губернаторства, и оставшейся части Бухарского эмирата. Все их имущество было национализировано и они, в большинстве своем, остались без средств к существованию. В те годы значительная часть наших соплеменников были верующими людьми, знали религиозную грамоту. До начала переворота молодежь получала начальное образование в «хедере», а наиболее талантливые продолжали учебу в ешивах и получали различные удостоверения подтверждающие их религиозную грамотность в соответствующих областях, включая дипломы рабая.
Как известно советская власть преследовала всех кто пытался проповедовать и преподавать основы еврейской религии, или имел отношение к синистскому движению. Часть религиозных деятелей уходило в подполье, а некоторые из них вели параллельный образ жизни: религиозный и светский, показывая лояльность советской власти. Эти люди, формально поддерживали строительство социализма, были законопослушными советскими гражданами, а нелегально, среди своих соплемеников, участвовали в привлечении подрастающего поколения к еврейскому образованию и идеям сионизма. Одним из таких, на долю которого на заре советской власти выпала такая участь, был мой дядя, Рав Маркиэл Кимьягаров бен Блурия.

Рав Маркиэл бен Блурия, сын купца Беньямина Кимьягарова [эта информация имеется в книге «Адрес-справочник Туркестанского края на 1910г.». Сырдарьинский областной статистический комитет, Ташкент, 1910г. Составитель И.С. Ступаков] родился в 1904 году в городе Самарканде. Начальное религиозное образование получил в «хедере» своего деда, Або Кимьягарова. Затем продолжил обучение в ешиве известного рав-хахама Шломо-Лев Елизарова прибывшего из Иерусалима. Рав Маркиэл был одаренным и способным учеником. К 13 годам он изучил и прекрасно владел языком иврит, знал еврейские традиции и обряды, имел глубокие знания Торы и Талмуда.

По окончании ешивы он получил удостоверение шохета, то есть мог проводить шхиту – ритуальный убой разрешенных в пищу скота и птицы, который производится согласно правилам, установленным Галахой. Рав Маркиэл имел разрешение на проведение “брит-милы”, мог проводить церемонию хупы, вести молитву. Он обладал достаточно глубокими знаниями и проводил беседы по еврейской тематике приуроченные к соответствующим дням, такие как бар-мицва и бат-мицва, свадьбы, субботние дни, пурим и другим праздникам, а также траурным мероприятиям.
Рав Маркиэл обладал особой мудростью, которую называют “мудрость Торы”. Он имел достаточно высокий интеллект и мог очень тонко подойти к объяснению любых вопросов в духе еврейских традиций

Рав Маркиэл не просто знал Тору, но еще был прекрасный оратор, лектор и хорошо преподносил материал. Когда люди слушали его у них возникало желание узнать больше. Помнится, до отъезда в Израиль Рава Маркиэла, мне приходилось слушать, его речи на мероприятиях, в Самарканде. Он произносил очень содержательные притчи, а также различные проповеди связанные с религиозной тематикой, с Талмудом. Рав Маркиэл обладал энциклопедическими знаниями. Его авторитет в области знания еврейской религии был непререкаемым. Когда выступал Рав Маркиэл, в помещении всегда стояла тишина, все с замиранием сердца слушали его проповеди. И даже официальные рабаи никогда его не поправляли, так как в его толковании святых текстов не было никаких огрехов.

Рав Маркиэл кроме религиозно-еврейского образования изучал светские дисциплины и русский язык в русской школе, что в те годы было чрезвычайно важно для получения возможности работать на государственных предприятиях.

Трудовую деятельность Рав Маркиэл начал в подростковом возрасте. В 1917 году он обучился сапожному мастерству. Когда Советская власть в 1921—1929гг. разрешила частное предпринимательство (НЭП), Рав Маркиэл вместе с тестем, Ильяухаимом Шакаровым открыли частный магазин, который соответственно просуществовал недолго, так как через некоторое время частное предпринимательство стало преследоваться. В тридцатые годы в Самарканде была запущена шелкоткацкая фабрика «Худжум», он поступил туда на работу, на позицию кокономатальщика. Обладая хорошими организаторскими и ораторскими способностями Рав Маркиэл очень быстро стал продвигаться по служебной лестнице.

В тридцатые годы он избирался депутатом Городского совета Самарканда, председателем квартального комитета «махаллы», оставаясь при этом глубоко религиозным человеком. Часто выступая с докладами перед рабочими фабрики «Худжум» он становится пропагандистом и популяризатором достижений народного хозяйства, активным общественным деятелем среди светской части населения, не забывая при этом свою религиозную деятельность.

Но каток государственного антисемитизма запущенный в СССР не обошел стороной Рава Маркиэла и жестко прошелся по нему. Доброжелатели, в кавычках, информировали соответствующие органы о его приверженности к религии и сионизму. В конце 1936 года в разгар «большого террора», или как еще называют это время, «ежовщина», Рав Маркиэл был арестован органами НКВД(Наро́дный комиссариа́т вну́тренних дел СССР). Ему было предъявлено обвинение по статье 58 Уголовного кодекса СССР за сионистскую и антиправительственную деятельность. В обвинительном заключении указывалось, что в 1915 году он занимал должность секретаря сионистской организации в Самарканде и выполнял шпионские задания английской разведки. Простой арифметический рассчет показывает, что в это время он был одиннадцатилетним подростком, и отсюда соответственно вытекала вся абсурдность предъявленных обвинений.

Все это он пытался объяснить следователям в течение 1 года и 2 месяцев, того времени, в течение которого его удерживали в тюрьме. Чтобы добиться признания лживых обвинений предъявленных Раву Маркиэлу, следователи на допросах применяли к нему различного рода изощренные пытки, которые были на вооружении у всемирно прославившихся органов НКВД. Раву Маркиэлу по трое суток не давали спать, заставляли стоять на столе с раздвинутыми ногами, с привязанной к половым органам бутылкой с водой. Однажды его вывели на расстрел и заставили выкопать для себя яму. Зачитали приговор и выпустили несколько пуль в его направлении, которые просвистели около его ушей. Как в последствии рассказывал Рав Маркиэл, в тот момент он лютой ненавистью возненавидил Советскую власть и ее руководителей во главе со Сталиным. Известно, что в годы большого террора сверху спускалась разнарядка на необходимое количество, осужденных, растрелянных и т п. На местах чиновники, из репрессивных органов, усердствовали, то есть «лезли из кожи вон», чтобы выполнить это распоряжение. Поэтому кто не выдерживал пыток и оговаривал себя, тот погибал в тюремных застенках.

После того как мучители поняли, всю тщетность, своих попыток заставить Рава Маркиэла признать их клеветнические обвинения, он был оправдан и выпущен на свободу. Ему предложили на фабрике «Худжум» высокую должность. Но он категорически отказался, потеряв всякую веру в советскую систему.

Чтобы уйти как можно дальше от кошмара, который пришлось ему пережить, Рав Маркиэл попросился на низкую должность, простого заведующего складом. В дальнейшем, до отъезда в Израиль, в 1973 году, он работал на этой должности в различных организациях: фабрика «Худжум», артель по выпуску кроватей, «Горпромторг».

В 1973 году, как только появилась возможность, рав Маркиэл с семьей репатриировался на историческую родину. По приезду на святую землю он быстро влился израильскую жизнь и активно включился в религиозную деятельность, так как хорошо владел языком иврит и имел соответствующее образование.

Рав Маркиэл поселился в г. Ор-Ехуда в районе, где проживали в основном бухарские евреи. Он работал машгияхом и активно занимался организацией строительства синагоги, которая в настоящее время носит имя «Канесои Есефча». Самой большой проблемой, было нахождение спонсоров для строительства синагоги и он с этим справился. После окончания строительства 10 лет, с 1978 по 1988 год, Рав Маркиэл был главным рабаем в этой синагоге. Прихожанами были в основном бухарские евреи эмигрировавшие из бывшего СССР.

Рав Маркиэл выступал с лекциями перед прихожанами, давал подробные и глубокие толкования глав Торы, следил за соблюдением религиозных предписаний, консультировал людей по вопросам галахи, давал различные рекомендации и отвечал на насущные вопросы, касающиеся соблюдения законов Торы, с которыми каждый день сталкиваются религиозные евреи, тонкости соблюдения Cубботы, особые законы молитвы, непростые моменты, связанные с кашерностью пищи, бизнесом, а также вопросами, связанные с заключением брака и оформлением развода и многое другое.
Рав Маркиэл был женат дважды. Первый раз в 1923 году на Булор Шакаровой (1908-1942). В семье родилось 7 детей, из которых выжили только 3–ое. Второй раз он был женат на Еве(Яфо) Хасановой(1923-1997). Детей у них не было.

Скончался рав Маркиэл Кимьягаров бен Блурия в 1989 году, похоронен на иерусалимском кладбище.

Амнун Кимьягаров – кандидат технических наук, доцент, Президент Американского отделения Международной Академии по развитию технологий, Изобретатель СССР, член Союза писателей Израиля, член «Международной ассоциации творческой интеллигенции»