Bukhara Jews: who we are …

55

See in English Below

Бухарские евреи: кто мы…
Рена Елизарова, собкор «Меноры» в США #918

В последних числах ноября текущего года состоялась встреча преподавателя Квинс-колледжа, члена организации «Гилель», ответственного за вовлечение общин в развитие и сохранение еврейских ценностей, вице-президента Бухарско-еврейской молодёжной организации (BJU) Мaнаше Хаимова со студентами Колумбийского университета, состоявшегося по инициативе департамента по изучению иностранных языков и, в частности, профессора Рос, занимающимся языками малых народов, их историей и перспективой.

Среди 60 студентов, пришедших на эту встречу, были представители разных национальностей.
Одним из центральных вопросов беседы и последующей дискуссии был вопрос о судьбе бухарско-еврейского языка: является ли этот язык необходимым для внутриобщинной связи? Важен ли он для сохранения нашего сообщества? Если да, то почему нет попыток серьёзных вложений для его сохранения?
Отвечая на эти, далеко не простые, вопросы, требующие глубоких знаний истории родного языка, Мaнаше Хаимов отметил следующее:
Бухарские евреи – уникальный народ, нас около 250-275 тысяч. Бухарский язык был одним из главных языков общения до начала эмиграции, которая многое изменила в его судьбе. Оставаясь бухарскими евреями, молодёжь, живущая в Вене, в основном говорит на немецком языке, в Израиле – на иврите, русском и бухарском, в США – на английском и русском языках… А между тем знание родного языка даёт большие возможности познать богатейшие историю, литературу и искусство бухарских евреев, не говоря о том, что сам по себе язык является одним из главных элементов, составляющих само понятие «бухарско-еврейский этнос».


Что касается вопроса сохранения языка, то следует отметить в этом роль тех синагог, где служба ведётся на бухарско-еврейском языке: в США – Канесои калон нашего Центра; службу ведёт главный раввин бухарских евреев США и Канады Барух Бабаев, синагоги Баруха Ходжаева, «Бет Гавриэль»; в Бруклине – в районе Боро-Парка – рав Моше Абрамов. В Израиле, к счастью, большинство синагог, расположенных в местах компактного проживания бухарских, также ведут богослужение на языке бухори.
Не менее важную роль в сохранении языка играют театры. В Нью-Йорке театр «Возрождение» имеет в своём репертуаре 80% спектаклей на бухарско-еврейском языке, поставленных режиссёром, заслуженным артистом Узбекистана Семёном Ауловым, а ныне и Лазарем Исхакбаевым.
В Израиле, как известно, функционируют два театра: «Ханда-ханда» братьев Давыдовых и театр Шимона Пулатова.
Рассказал Мaнаше Хаимов и о председателе Форума раввинов общины бухарских евреев Израиля, раве Хилеле Хаимове, публикующего в Интернете «Недельные главы» Торы на родном языке.
С благодарностью он упомянул о вышедшем учебном пособии «Easy Bukharian» молодого учёного Имонуэля Рыбакова по изучению языка бухори, о видео-уроках писателя и журналиста Маркиэла Фазылова. Была также попытка преподавания языка в Квинс-гимназии. Вёл уроки проф. Борис Катаев.
Вместе с тем лектор Мaнаше Хаимов с сожалением отметил, что в нью-йоркской общине не бьют тревогу по поводу исчезающего родного языка у молодёжи, которая предпочитает английский язык.
Как известно, студенты – народ любознательный. Их интересовал ряд вопросов, касающихся истории бухарских евреев, того, как они попали в города Центральной Азии, почему их называют бухарскими, когда и как появились их фамилии и т.д.
Мaнаше Хаимов был на высоте: он уже несколько лет ведёт в Квинс-колледже лекции по истории бухарских евреев. Ему самому пришлось постигать соответствующую научную литературу и, в частности, труды проф. Давида Очильдиева, д-ра Роберта Пинхасова. Он грамотно, на великолепном английском языке рассказал и о Вавилонском пленении, затем об изгнании евреев, и о том, как они оказались в городах Центральной Азии. Чётко определил время формирования нашего этноса (с XVI по XVIII век).
С большим вниманием были восприняты объяснения того, почему мы называем себя «бухарскими евреями». С точки зрения Мaнаше Хаимова – это связано с соотношением себя с местом проживания – «Бухарское ханство».
Интересными были вопросы, касающиеся того, когда и по какому принципу давались те или иные фамилии.


Мaнаше Хаимов связал это с местом, где жили бухарские евреи – Плиштиев – Палестина, с ремеслом, лакамами, но наиболее верной – имя отца, превратившееся в фамилию. Появление фамилий связано с проведением переписи населения, когда Россия завоевала Центральную Азию.


Следует особо отметить, что выступление Мaнаше Хаимова в Колумбийском университете было не единичным. До этого он с лекциями выступал во многих городах и даже странах: на конференции Ламуд (штата Коннектикут), в Yeshiva Central (штат Нью-Йорк), в St. John’s University, в JCC Боро-Парка (Бруклин), в JCC Манхаттен (Нью-Йорк). Летом прошлого года он был приглашён в три города Южной Африки, где нашёл бухарских евреев, с которыми имел личные беседы. И совсем недавно он вернулся из штата Мэн (Maine), где выступал на конференции «Еврейская жизнь».
Можно гордиться тем, что Мaнаше Хаимов, будучи ярким представителем бухарско-еврейской молодёжи Нью-Йорка, возложил на себя нелёгкую миссию: просвещать огромную аудиторию в 20-300 молодых людей, рассказывая о нашем этносе, об иудаизме, о ценностях, заложенных в еврейской культуре, о Торе, которая, как язык, связывает евреев в единое целое.


В своей книге «Самородки наяву: бухарско-еврейская молодёжь завоёвывает Америку» автор проф. Аркадий Завулунов хорошо сказал о подвижнической деятельности Мaнаше Ханимова: «Он – патриот общины, нуждается в особом изучении всего того, что он делает. Он руководит несколькими уникальными и сложными еврейскими образовательными проектами. Он разработал и провёл обучающие семинары по лидерству еврейской молодёжи».


Я давно слежу за его творческой и просветительской деятельностью, рада тому, что иногда подсказываю, как следует вести беседы со студентами.
Сегодня он – пример для нашей молодёжи. За такими, как он – наше будущее.

Bukhara Jews: who we are …

Rena Elizarova, Menorah correspondent in the USA # 918

In late November of this year, a meeting of the Queens College teacher, a member of the Hillel organization responsible for involving communities in the development and preservation of Jewish values, Vice President of the Bukhara-Jewish Youth Organization (BJU) Manashe Haimov with students of Columbia University, took place The initiative of the department for the study of foreign languages ​​and, in particular, Professor Ros, dealing with languages ​​of small peoples, their history and perspective.

Among the 60 students who came to this meeting were representatives of different nationalities. One of the central questions of the conversation and the subsequent discussion was the question of the fate of the Bukhara-Jewish language: is this language necessary for intra-community communication? Is it important for maintaining our community? If so, why are there no attempts to make serious investments to save it?

Answering these, far from simple, questions requiring in-depth knowledge of the history of the mother tongue, Manache Haimov noted the following:

Bukhara Jews are a unique nation, there are about 250-275 thousand of us. The Bukhara language was one of the main languages ​​of communication before the start of emigration, which changed a lot in its fate. Remaining Bukhara Jews, the young people living in Vienna mainly speak German, in Israel – in Hebrew, Russian and Bukhara, in the USA – in English and Russian … Meanwhile, knowledge of the native language gives great opportunities to know the richest history, literature and the art of Bukhara Jews, not to mention the fact that language itself is one of the main elements that make up the very concept of “Bukhara-Jewish ethnos”.

As for the issue of preserving the language, it should be noted in this the role of those synagogues where the service is conducted in the Bukhara-Jewish language: in the USA – Kanesoi kalon of our Center; the service is led by the chief rabbi of the Bukhara Jews of the USA and Canada, Barukh Babayev, the synagogue of Barukh Khodzhaev, “Beth Gabriel”; in Brooklyn – in the Boro-Park area – Rabbi Moshe Abramov. In Israel, fortunately, most of the synagogues located in the places of compact residence of Bukhara also worship in the Bukhori language.

Theaters play an equally important role in preserving the language. In New York, the Renaissance Theater has in its repertoire 80% of the performances in the Bukhara-Jewish language, staged by the director, Honored Artist of Uzbekistan Semyon Aulov, and now Lazar Iskhakbaev.

In Israel, as you know, there are two theaters: the Handa Handa of the Davydov brothers and the Shimon Pulatov Theater.

Manasha Khaimov also spoke about the chairman of the Rabbis Forum of the community of Bukhara Jews in Israel, Rabbi Hillel Khaimov, who publishes the Weekly Chapters of the Torah in his native language on the Internet.

With gratitude, he mentioned the textbook “Easy Bukharian” by the young scientist Imonuel Rybakov on learning the Bukhori language, and the video lessons of the writer and journalist Markiel Fazylov. There was also an attempt at language teaching at Queens Grammar School. He taught the lessons of prof. Boris Kataev.

At the same time, the lecturer Manashe Khaimov regretted that the New York community did not sound the alarm about the disappearing mother tongue among young people who prefer English.

As you know, students are inquisitive people. They were interested in a number of questions concerning the history of Bukhara Jews, how they got to the cities of Central Asia, why they are called Bukhara Jews, when and how their names appeared, etc.

Manash Khaimov was at his best: for several years he has been giving lectures on the history of Bukhara Jews at Queens College. He himself had to comprehend the relevant scientific literature and, in particular, the works of prof. David Ochildiev, Dr. Robert Pinhasov. He correctly, in splendid English, spoke about the Babylonian captivity, then about the expulsion of the Jews, and how they ended up in the cities of Central Asia. He clearly defined the time of the formation of our ethnos (from the XVI to the XVIII century).
Explanations of why we call ourselves “Bukhara Jews” were received with great attention. From the point of view of Manashe Khaimov, this is due to the ratio of oneself to the place of residence – the Bukhara Khanate.

There were interesting questions regarding when and by what principle certain surnames were given.

Manashe Khaimov connected this with the place where Bukhara Jews — Plishtiev — Palestine lived, with craft, lakams, but the most faithful — the name of the father, which turned into a surname. The appearance of surnames is associated with the census when Russia conquered Central Asia.

It should be noted that Manache Haimov’s speech at Columbia University was not an isolated one. Before that, he gave lectures in many cities and even countries: at the Lamud Conference (Connecticut State), at Yeshiva Central (New York State), at St. John’s University, at JCC Borough Park (Brooklyn), at JCC Manhattan (New York). Last summer, he was invited to three cities in South Africa, where he found Bukhara Jews with whom he had personal conversations. And most recently, he returned from Maine, where he spoke at the Jewish Life conference. You can be proud of that Man.