The leading figure of the Soviet and Tajik cinema

81
Амнун Кимьягаров

See in Russian Below

Bension Kimyagarov, one of the founders, first secretary of the board of the Union of Cinematographers of Tajikistan (1962-1975), member of the Union of Cinematographers of the USSR (1957), member of the Board of the Union of Cinematographers of the USSR, since 1970. Secretary of the Union of Cinematographers of the  USSR, Soviet theater and film director, screenwriter, teacher, actor, People’s Artist of the Tajik SSR, Laureate of the Stalin Prize and the State Prize of the Tajik SSR named after A. Rudaki. Many awards at the All-Union and International Film Festivals – 4 orders, medals, honorary diplomas and prizes.

By the Decree of the Council of Ministers of the Tajik SSR No. 19 of January 30, 1981 “On the perpetuation of memory” the name of B. A. Kimyagarov is given to the House of Cinema of the Union of Cinematographers of Tajikistan.

The centenary (September 30, 2020) of the outstanding cultural figure of the USSR and Tajikistan, the founder of Tajik cinema, Bension Arievich Kimyagarov, coincided with the pandemic. In this regard, the public was unable to carry out the necessary events and pay tribute to the memory corresponding to his status and the enormous contribution he made to the treasury of world, Soviet and Tajik cinema.

By this date, the second issue of the colorfully designed magazine “Kino”, published by “Tajikfilm”, was published, dedicated to the 100th anniversary of the great son of the Central Asian (Bukhara) Jews Bension (Boris) Arievich Kimyagarov.

 

Bension Kimyagarov

Bension Arievich was born in the city of Samarkand in 1920 in the family of Ari and Leo Kimyagarov. His grandfather Mullo Chaim was the grandson of Abraham, the founder of the Kimyagarov family, was a rabbi, and also a master of dyeing. He inherited this from his ancestor Abraham, who not only knew the dyeing business, but was a man of a creative plan. He created and used a significant palette of colors, the secret and technology of which he passed on to his descendants.

Bension’s father, Ari (1887-1962), strictly adhered to religious canons. He was distinguished by modesty and decency. In 1907, Ari ben Rivka married a religious, educated girl Davydova Leo (1891-1931) from Samarkand. She was engaged in needlework, embroidery and knitting.

Three children were born and raised in the family: two daughters – Esther (1910-1984), Tamara (1924-2007) and son Bension (1920-1979), the future leading figure of Soviet and Tajik cinema, who glorified his family, ethnos throughout the world, Tajikistan and the former Soviet Union.

In the 30s of the 20th century, the family, in search of a better and more promising life, moved to the city of Stalinabad (Dushanbe), the capital of the new state formation – the Tajik ASSR, as part of the Uzbek SSR. In 1934, Bension Arievich entered the Kokand Pedagogical College at the faculty of Tajik language and literature. In 1936, after graduation, he returned to Stalinabad (Dushanbe), where he began his career as a teacher in one of the city schools.

In those years, there was an acute shortage of qualified teachers, people dedicated to their work, one of whom was Bension Arievich. This is confirmed by an excerpt from his autobiographical book: “The road goes to the mountains”, where he writes “… I am proud that many of my students later became famous artists, scientists, teachers and doctors.”

While studying at the college, Bension Arievich took part in the work of the Youth Theater (theater for young spectators), acting as an artist and assistant director.

1936-1939 – student at the Stalinabad Pedagogical Institute.

But he was drawn to the artistic environment, to the cinema. In 1939, Bension Arievich entered the faculty of directing (workshop of S. Eisenstein) of the All-Union State Institute of Cinematography (VGIK), which he graduated in 1944.During the war, from 1941 to 1943, the institute was temporarily located in Alma-Ata, where Bension Arievich combined his studies with the work of the secretary of the city committee of the Komsomol (Lenin Communist Youth Union).

Since 1944, director of the Stalinabad film studio (since 1957 – “Tajikfilm”), director of feature films, screenwriter and director of documentaries. Author of 33 works in 28 projects, including 13 feature films and 14 documentaries, including masterpieces of film art, paintings on the theme of ancient history: for example, based on “Shahnameh” by Firdavsi – “Banner of the Blacksmith” (1961), “The Legend of Rustam ”(1971),“ Rustam and Sukhrob ”(1971), by the way, both films were awarded the State Prize. A. Rudaki and “The Legend of Siyavush” (1976) and others. With these films, Bension Arievich stirred up the memory of the Tajik people about its spiritual origins. He is the founder of the historical, epic genre in Tajik cinema.

This contribution to the activities of Boris Kimyagarov is invaluable and dear to history, say film critics in the book “Encyclopedia of Tajik Cinema:“ Kimyagarov is one of those who aroused national consciousness in Tajiks. Having recreated in the historical memory of the people the image of the great Rudaki, the spiritual power of the poetry and wisdom of Firdausi, and thereby, in general, reviving the true moral foundations of the Tajiks – the heirs of the richest spiritual culture, some as his associates, others as opponents, he pushed, oddly enough, to mass, even nationwide rethinking and development of the spiritual sources of the past. ”

One of the admirers of oriental culture and creativity of Bension Arievich, Muscovite Vyacheslav Davydov, also writes about this with delight: “What a pity that the Genius comes to this world for a short time, but the meeting of the two geniuses of Rudaki and 1000 years later with Kimyagarov gave a wonderful result – the film“ The Poet’s Fate ”(1959).

Until 1956, documentaries were predominant at Tajikfilm. Bension Arievich set himself a goal to reverse this situation and move on to creating feature films, and he succeeded.

Thanks to the efforts and talent of Bension Arievich, the stage of creating post-war Tajik feature films began. A pioneer in this direction was his film “Dohunda” (1956), based on the first work of the same name of the Tajik Soviet literature by S. Aini. This film, to date, has been recognized as one of the best films of “Tajikfilm” and interest in it does not fall.

Looking ahead, I want to note that in July 2019, a retrospective of the film “Dohunda” was organized in the Tretyakov Gallery in Moscow, and a year earlier the film “The Death of a Poet”.

It is known that modern computer programs enable production directors to use an unlimited degree of freedom, build and use virtual worlds that are not inferior to reality. But at the time of Bension Arievich’s work, computer graphics were just beginning to take their first steps. And his films, based mainly on historical materials, demanded scale and he tried to bring the decorative design of his works closer to the real image.

For this purpose, for filming, he traveled to cities where there were monuments of oriental architecture, mausoleums and ancient burials.

The author of these lines witnesses how at the beginning of the 60s of the 20th century Bension Arievich came to Samarkand, which is rich in historical monuments of the Islamic period, such as: “Shahi Zinda necropolis (XII-XIV-XV centuries)”, “Observatory Ulugbek (XIV-XV centuries) ”,“ Registan (XV-XVII centuries) ”,“ Bibi Khanym Mosque (XIV-XV centuries) ”,“ Khazret-Khyzr Mosque (XIX century) ”,  “Rukhabad Mausoleum (XIV c.) “,” Mausoleum of Gur Emir (XV century) “and others.

Mass shootings drew crowds of people. Part of them was engaged in extras. Others came to see and get in touch with the legend of Tajik cinema, Bension Kimyagarov.

Brothers David and Solomon Fatahovs, who lived in Leninabad (Khojent) in 1967, told the author that Bension Arievich came to this city for the shooting, which took place near the fortress “Alexander the Great”. In continuation of their story, they emphasized that when communicating, being a famous person, Bension Arievich always remained modest, simple and communicative. They often visited with him on the set.

In the Leninabad region there was a collective farm-millionaire “Moscow”, which was headed by the Hero of Socialist Labor S. Urunkhodzhaev. This collective farm employed 22 Heroes of Social Labor, and the chief accountant was the father of the aforementioned brothers – Moshe Fatahov. During a break in filming, Bension Arievich came to his office, they had lunch and had very interesting conversations. Bension Arievich and his wife also stayed at their house on Friday nights. It was from him that the inhabitants of the house learned that in one of the museums in Cairo there is a manuscript of Avicenna, on parchment in Hebrew letters. (Ibn Sina was born in 980 in the small village of Afshana (Central Asia) near Bukhara, the capital of the Samanid state. Who is Avicenna by nationality, scientists have not yet come to a common opinion: Uzbek, Tajik, Iranian, Turk?

Considering that in the Middle Ages, literate and talented people of Jewish origin were often forced to convert to Islam, perhaps some of Avicenna’s ancestors, and perhaps he himself, switched from Judaism to Islam? We know quite a few such examples from the history of Central Asia – the Chala Jews who converted to Islam. Historians point to the enormous influence Avicenna had on classical Iranian, Uzbek, Arab and Jewish medieval literature).

Bension Arievich’s modesty is noted by everyone who has ever encountered him. Photographer of “Tajikfilm” Zaur Dakhte recalls that during the celebration of the 50th anniversary of Bension Kimyagarov, in 1970, he listened to eulogies addressed to him with his head bowed low.

History has proved more than once that when a person, thanks to his abilities, talent and hard work, reaches any creative heights, there are always ill-wishers and envious people who are ready to tarnish his good name. So it happened with Bension Arievich. There were people who slandered him and accused him of inappropriate spending. And only thanks to the intervention of the republic’s top officials from the upper echelons of power and admirers of his talent, Bension Arievich was able to be released from arrest. But the stress hit negatively affected his health. In 1979, after a hernia surgery, he died without regaining consciousness.

In 1944, Bension Kimyagarov joined his destiny with Anna Mikhailovna Koganova (1922-1973), who played an important role in his development. She was a student at the Kharkov Medical Institute, and during the war she was evacuated to Tajikistan.

In 1945, a daughter, Elizabeth, was born into the family. She was the only child in the family. After the third year, Anna Mikhailovna, at the request of her husband, stayed at home to take care of her family and raising her daughter. She also had to act as a secretary. By the way, the daughter followed in her father’s footsteps and also became a film director.

Amnun Kimyagarov – Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, President of the American Branch of the International Academy of Technology Development, Inventor of the USSR, Member of the Israel Writers’ Union, Member of the International Association of Creative Intelligentsia

 Корифей советского и таджикского кинематографа.

 Бенсион Кимягаров,  один из основателей, первый секретарь правления Союза кинематографистов Таджикистана (1962-1975), член Союза кинематографистов СССР (1957), член правления Союза кинематографистов СССР, с 1970г. секретарь СК СССР, советский режиссёр театра и кино,сценарист, педагог, актёр, Народный артист Таджикской ССР , Лауреат Сталинской премии и Государственной премии Таджикской ССР имени А. Рудаки. Множество наград на Всесоюзных и Международных кинофестивалях – 4 ордена, медали,  почетные дипломы и призы.

Постановлением Совета Министров Таджикской ССР № 19 от 30 января 1981 года «Об увековечивании памяти» имя Б. А. Кимягарова носит Дом кино Союза кинематографистов Таджикистана.

Столетний юбилей (30 сентября 2020 года) выдающегося деятеля   культуры СССР и Таджикистана, основоположника Таджикского кинематографа, Бенсиона Ариевича Кимягарова совпал по времени  с пандемией. В связи с этим общественность не смогла провести необходимые мероприятия и отдать должное памяти, соответствующие его статусу и тому огромному вкладу, который он вложил в сокровищницу  мирового, советского и таджикского кинематографа.

К этой дате вышел в свет второй номер красочно оформленного журнала «Кино», изданного «Таджикфильмом» посвященный 100-летию великого сына Центрально-Азиатских(бухарских) евреев Бенсиона(Бориса) Ариевича Кимягарова.

Бенсион Ариевич родился в городе Самарканде в 1920 году в семье Ари и Лео Кимягаровых. Его дедушка Мулло Хаим приходился внуком Аврааму, основоположнику рода Кимягаровых, был раввином, а также мастером красильных дел. Унаследовал он это от своего предка Авраама, который не просто знал красильное дело, а был человеком творческого плана. Он создавал и использовал значительную палитру красок, секрет и технологию которых паредал своим потомкам.

Отец Бенсиона, Ари (1887-1962), строго придерживался религиозных канонов. Отличался скромностью и благопристойностью. В 1907 году Ари бен Ривка женился на религиозной, воспитанной девушке Давыдовой Лео(1891-1931) из Самарканда. Она занималась рукоделием, вышиванием и вязанием.

В семье родились и получили воспитание трое детей: две дочери – Эстер(1910-1984), Тамара(1924-2007) и сын Бенсион(1920-1979), будущий корифей советского и таджикского кинематографа, прославивший на весь мир свой род, этнос, Таджикистан и бывший Советский Союз.

В 30-х годах 20 века, семья в поисках лучшей и более перспективной жизни переехала в г. Сталинабад (Душанбе), столицу  нового государственного образования – Таджикская АССР, в составе Узбекской ССР. В 1934 году Бенсион  Ариевич поступил в Кокандский педагогический техникум на факультет таджикский язык и литература. В 1936 году, после его окончания, он вернулся в г. Сталинабад (Душанбе), где начал трудовую деятельность преподавателем в одной из городских школ.

В те годы, осторо ощущалась нехватка квалифицированных педагогов, людей преданных своему делу, одним из которых являлся Бенсион Ариевич. Это подтверждает выдержка из его автобиографической книги: «Дорога уходит в горы», где он пишет «…я горжусь, что многие из моих учеников стали впоследствии известными артистами, учеными, педагогами и врачами».

Во время учебы в техникуме Бенсион Ариевич принимал участие в работе ТЮЗ(театр юного зрителя), выступая в роли артиста и ассистента режиссёра.

1936-1939 – студент Сталинабадского педагогического института.

Но его тянуло в артистическую среду, в кинематограф.  В 1939 году Бенсион Ариевич поступил на факультет режесссуры (мастерская С. Эйзенштейна)  Всесоюзного Государственного института кинематографии(ВГИК), который окончил в 1944 г. Во время войны с  1941 по 1943 год институт временно находился в г. Алма-Ата, где Бенсион Ариевич совмещал учебу  с работой  секретаря горкома ЛКСМ (Ленинский Коммунистический союз молодежи).

С 1944 года режиссер Сталинабадской киностудии (с 1957 года – «Таджикфильм»),  режиссёр-постановщик художественных фильмов, сценарист и режиссёр документальных фильмов. Автор 33 работ в 28  проектах, в том числе 13 художественных и 14 документальных фильмов, в число которых входят шедевры киноисскуства, картины на тему древней истории: например, по мотивам “Шахнаме” Фирдавси  –  “Знамя кузнеца” (1961), “Сказание о Рустаме” (1971), “Рустам и Сухроб” (1971), кстати, оба фильма удостоены Государственной премии им. А.Рудаки и “Сказание о Сиявуше” (1976) и другие.  Этими  кинолентами  Бенсион Ариевич  всколыхнул память таджикского народа о его духовных истоках. Он является основоположником исторического, эпического жанра в таджикском кино.

Этот вклад деятельности Бориса Кимягарова неоценим и дорог для истории, – отмечают киноведы в книге «Энциклопедия таджикского кино: «Кимягаров является одним из тех, кто возбудил в таджиках национальное самосознание. Воссоздав в исторической памяти народа образ великого Рудаки, духовную мощь поэзии и мудрости Фирдоуси, и этим в целом возрождая истинные нравственные основы таджиков – наследников богатейшей духовной культуры, одних, как своих единомышленников, других – как оппонентов, он подтолкнул, как ни странно, к массовому, даже всенародному переосмыслению и освоению духовных истоков прошлого».

Об этом, с восторгом, также пишет один из поклоников восточной культуры и творчества  Бенсиона Ариевича, москвич Вячеслав Давыдов: «Как жаль что Гений приходит в этот мир ненадолго, но встреча двух гениев Рудаки и через 1000 лет с Кимягаровым дала замечательный результат – фильм «Судьба поэта»(1959).

До 1956 года на «Таджикифильме» преобладающим были документальные фильмы. Бенсион Ариевич поставил перед собой цель переломить такое положение и перейти к созданию художественных фильмов и это ему удалось.

Благодаря стараниям и таланту  Бенсиона Ариевича начался этап создания послевоенных таджикских художественных фильмов. Пионером в этом направлении явился его фильм «Дохунда»(1956г.), по одноименному первому произведению таджикской советской литературы С. Айни. Этот фильм, до настоящего времени, признан одной из лучших картин «Таджикфильма» и интерес к нему не падает.

Забегая вперед хочу отметить, что в июле 2019 года, в Москве в Третьяковской галерее была организована ретроспектива фильма «Дохунда», а годом ранее картины «Смерть поэта»

Известно, что современные компьютерные прогрммы дают возможность режисерам-постановщикам использовать неограниченную степень свободы, строить и использовать виртуальные миры не уступающие реальности. Но во времена творчества Бенсион Ариевича  компютерная графика только начинала делать первые шаги. А его фильмы, основанные в основном на исторических материалах требовали масштабности и он старался приблизить декоративное оформление своих произведений к реальному изображению.

С этой целью, для проведения съемок, он выезжал в города, где существовали памятники восточного зодчества, мавзолеи и древние захоронения.

Автор этих строк является свидетелем, как в начале 60-х годов 20 века Бенсион Ариевич приезжал в г. Самарканд, который богат историческими памятниками исламского периода, такие как: «Некрополь Шахи Зинда (XII-XIV-XV вв.)», «Обсерватория Улугбека (XIV-XV вв)», «Регистан (XV-XVII вв.)», «Мечеть Биби Ханым (XIV-XV вв.)», «Мечеть Хазрет-Хызр (XIX в.)», «Мавзолей Рухабад (XIV в.)», «Мавзолей Гур Эмир (XV в.)» и другие.

Массовые съемки собирали толпы людей. Часть была занята в массовках. А другие приходили, чтобы увидеть и соприкоснутся с легендой таджикского кинематографа, Бенсионом  Кимягаровым.

Братья Давид и Соломон Фатаховы, проживавшие в 1967 году в г. Ленинабаде(Ходжент) поведали автору, о том, что Бенсион Ариевич приезжал в этот город на съемки, которые проходили около крепости «Александр Македонский». В продолжение своего рассказа, они подчеркивали, что при общении, будучи  знаменитым человеком, Бенсион Ариевич всегда оставался скромным, простым и контактным. Они часто бывали с ним на съемочной площадке.

В Ленинабадской области был колхоз-миллионер «Москва», который возглавлял Герой Соц труда С. Урунходжаев. В этом колхозе трудились 22 Героев Соц труда, а главным бухгалтером был отец вышеназванных братьев – Моше Фатахов. Во время перерыва в съемках Бенсион Ариевич приходил к нему в кабинет, они обедали и вели очень интересные беседы. Бенсион Ариевич вместе с супругой, также, гостили в их доме в пятничные вечера. Именно от него обитатели дома узнали, что в одном из музеев Каира хранится рукопись Авиценны, на пергаменте ивритскими буквами. (Ибн Сина родился в 980 году в небольшом селении Афшана (Центральная Азия) вблизи  Бухары – столицы государства Саманидов. Кем является по национальности Авиценна ученые до настоящего времени не пришли к единому мнению: узбек, таджик, иранец, турок?

Если учесть, что в средние века грамотных и талантливых людей иудейского происхождения часто принуждали принять ислам, возможно какие-то предки Авиценны, а возможно и он сам, перешли из иудаизма в мусульманство? Мы знаем не мало таких примеров из истории Центральной Азии – чала-иудеи- принявших ислам. Историки указывают на огромное влияние оказанное Авиценной на классическую иранскую, узбекскую, арабскую и еврейскую средневековую литературу).

Скромность Бенсион Ариевича отмечают все, кто когда-либо с ним сталкивался.  Фотограф «Таджикфильма»  Заур Дахте вспоминает, что во время празднования 50-летия Бенсиона Кимягаров, в 1970г., хвалебные речи в свой адрес он выслушивал низко наклонив голову.

История не один раз доказывала, что когда человек благодаря своим способностям, таланту и трудолюбию достигает каких либо творческих вершин, то всегда находятся недоброжелатели и завистники, готовые замарать его доброе имя. Так случилось и с Бенсион Ариевичем. Нашлись люди, которые оболгали его и обвинили в нецелевых расходах. И только благодаря вмешательству аторитетных лиц республики из верхних эшелонов власти и почитателей его таланта, Бенсион Ариевича удалось вызволить из под ареста. Но стресовый удар негативно сказался на его здоровье. В 1979 году после хирургической операции-грыжи, он, не приходя в сознание, скончался.

В 1944 году Бенсион Кимягаров соединил свою судьбу с Анной Михайловной Когановой(1922-1973), которая в его становлении сыграла немаловажную роль. Она была студенткой Харьковского медицинского института, а  во время войны эвакуировалась в Таджикистан.

В 1945 году в семье родилась дочь, Елизавета. Она была единственным ребенком в семье. После третьего курса Анна Михайловна по просьбе супруга осталась дома, чтобы заниматься семьей и воспитанием дочери. Ей также приходилось выполнять роль секретаря. Кстати, дочь пошла по стопам отца и тоже стала режиссером кино

 

Амнун Кимьягаровкандидат технических наук, доцент, Президент Американского отделения  Международной Академии по развитию  технологий, Изобретатель СССР, член Союза писателей  Израиля, член «Международной ассоциации творческой интеллигенции»