Why was land sold to Samarkand Jews?

127
AMNUN KIMYAGAROV

See Below For Russian

In our community there were many leaders whose activity causes respect and admiration. One of bright representatives of this cohort is the famous and esteemed person, the former head of community of Samarkand Moshe Kalontar.

Recently communal newspapers and magazines of Israel and the USA have published a series of materials about separate significant events, dates of life and Moshe Kalontar’s activity. In particular, the Menora newspaper has printed the article of Markiel Fazylov “Ten legends of Moshe Kalontare” to which group of authors headed by professor Iosif Kalontarov (all descendants of Moshe Kalontar) the article “Legends and Truth of Moshe Kalontar” published also in magazines and newspapers has responded.

In assessment of the separate dates and events connected with Moshe Kalontar’s activity between authors the discussion was developed. It is quite clear. It is known that the considerable chronological remoteness of events doesn’t give guarantees of an objective research. In books about Moshe Kalontare approximately same facts from his biography wander, and everyone comments on them moderately the knowledge. Therefore, the fact of such discussion begun by M. Fazylov should be welcomed as in books by authors and family legends there are many not verified facts.

In this article I would like to stop only on one of the facts connected with that period which is an important event in the history of Jews of Samarkand: to purchase of land by Jews of Samarkand for arrangement of own quarter. About it the archival document on which commented in the works professor M. Abramov in due time (The Bukhara Jews in Samarkand has remained, 1993), scientist from St. Petersburg L. Gurevich (Household and sacral space of a makhallaa яхудиен Bukhara and Samarkand, 1995) and M. Fazylov (About what it is written in the main document, 2014). This event sheds light on some features of accommodation of Jews in the Bukhara emirate more than 170 years ago.

It is quite real that during transaction of “The bill of sale of fortress” Moshe Kalontar (in 1843 28 years were Moshe) acted as Samarkand, binding between community of the Bukhara Jews, and the deputy’s confidant – parvonachi Ibrogimdzhon (Parvonachi a court rank – was engaged in delivery of firman (decrees) of the Emir, official documents to their performers and responsible persons). Such conclusion can be drawn proceeding from the fact that the elder (head) of community of Samarkand Avezbadalboy who has sheltered family of fugitives of Shakhrisabz was Moshe Kalontar’s patron. Then he has involved Moshe in the work of the collector of a tax. Most likely, with the consent of all persons specified in “The bill of sale of fortress” (35 people), Moshe made contacts and conducted office-work on purchase of land as he was a competent and young man.

It is known that those years in this territory life proceeded according to laws of fundamental Islam where the list of 21 Omar of laws included the strict ban on sale of land to gentiles. And, perhaps, it is too naive to assume that in the state education, where hundreds of years people who do not profess Islam were treated as second-rate, suddenly changed the attitude. What was the cause of violations of fundamental tenets, and why the land was sold to the Jews, that is “wrong” (kopiram) in 1843? And what was the purpose of the representatives of the titular nation, such as parvonachi Ibrahimjon and others? Undoubtedly, were close to the Emir, and the clergy, without which the Council has not done this transaction. This is evidenced by four state seals of various departments in the”Merchant fortress”.

The explanation for this extraordinary act on the part of the authorities can be found in the political situation that developed on the border of the Emirate of Bukhara with Russia and wars of Emir Nasrullah of Bahadurgarh with the neighbouring khanates, to expand their possessions. At that time, the Emir of Nasrallah began a campaign to the Kokand khanate and captured the neighboring territories: Ura-tube, Zaamin, Yom and Khodjent.

It is known that in those years for domination in South and Central Asia there was a struggle between the two empires of the British and Russian. Each of them sought to achieve strategic privileges in the region. For Britain, it was important as a path to global hegemony, as a necessary living space to strengthen its role in world politics; the British elite was concerned about the problem of defense of India under the command.

The Russian Empire wanted to use this region as an Outpost to protect the southern borders from a potential aggressor. Its expansion to the South was motivated by the desire to stop the raids of local peoples on its possessions, gaining access to Central Asian goods, especially cotton. Given the buffer position of Central Asia between Russian and British possessions, each Empire sought to achieve strategic privileges in the area. This rivalry lasted for about a hundred years from 1813 to 1907 and was called in politics “the Great game”.

Every year this struggle became more and more intense. In those years, the existing scant list of Newspapers and magazines hardly reached this region, and the information was transmitted mainly through the “word of mouth”. The transmission link was the trading people, and primarily merchants who shared with each other about the events in different parts of the world. Jewish merchants and other persons specified in the “Merchant of the fortress” for the sale of land to Samarkand Jews were also included in this number, and they knew that the war was on the threshold of the Emirate. Understand it and the Emir of Bukhara and his entourage. Only it was not clear who and when will the first hostilities England or Russia?

To reflect impending aggression to the Emir there was an urgent need to increase the size of the army and equip it properly. Accordingly, needed the money to replenish the Treasury. He had to raise funds from his subjects, among whom were many rich people from among the local nobility.

The Emirate of Bukhara was a land of lawlessness, despotism and lawlessness, and the Emir had unlimited power. For excessive cruelty Emir Nasrallah received the nickname “Kasab” (butcher). The rich knew that if they did not voluntarily collect the required amount, the Emir would take them by force. This is evidenced by Russian travelers. In his book “Sketches of trade of Russia with Central Asia “(1856), Russian ethnographer, historian And economist PI Nebolsin, who visited this region in the first half of the 19th century, wrote: “officials of the Emir, collecting taxes from real estate and goods, make levies from merchants, from individual rulers, from rich people and in General from all those whom the Emir wants to free from unnecessary, not necessary for a simple citizen of capital. The fear of every capitalist to find out the real state of his chests makes every prudent Bukharian to cling, pretend to be a poor man, to turn the works of his land into cash capital, not to trade for large sums and to split the funds allocated for trade into the most petty cash”.

This is also evidenced by the magazine. “Economist “in the article” on the ways of communication of Russia with Central Asia”, (author D. Dolinsky, 1859): “Sufficient Asian hides his property, pretends to be a beggar, hides even decent clothes for fear that it will select the owner to meet any of their own political goals or whims. The slightest objection threatens to hang.” Accordingly, the environment of the Emir tried to use any opportunity to raise funds for the army, while maintaining their capital. In such a situation, they, quite reasonably, could contribute to the implementation of profitable contracts and” turn a blind eye ” to the violation of some of the known dogmatic tenets of Islam. One of them is a deal to sell land to Jews in Samarkand in 1843. The sum of ten thousand silver tangas were not very large even by the standards of the time, but still accounted for a certain proportion of the costs for the preparation to repel aggression.

Based on the current situation on the border with Russia at the end of the first half of the 19th century, it can be concluded that although the sale of land to Jews did not agree with the postulates of fundamental Islam, it was beneficial to the powers that be. As a result of this transaction, the Treasury received money to cover a certain share of the army, and the rich Muslims to some extent retained their capital. The Jews were also the winners. After all, for the first time they became owners of their own land for the construction of mahali. Separate residence of Jews reduced the frequency of possible clashes with neighbors, which often ended in forcing the transition to Islam.

Historians point out another important reason for the sale of land to Jews. This deal allowed the Muslims to protect themselves from the wrong Jews, to which the zealots of the purity of their subjects, emirs and clergy have always sought. Let us recall at least the complaints against Jews and Armenians who sold alcoholic beverages to Muslims (Sharia prohibits the use of alcoholic beverages to Muslims).

The acquisition of land by Jews in the Emirate of Bukhara was an unprecedented event and served as the starting point for the sale of land to the Gentiles, as can be seen from the available historical facts. Of course, these acts were not of a mass nature, but with the favorable location of the Emir and the need for urgent replenishment of the Treasury, they took place.

AMNUN KIMYAGAROV, candidate of technical Sciences, associate Professor, President of the American branch of the International Academy for the development of technology, Inventor of the USSR, member of the Union of writers of Israel, member of the “International Association of creative intelligentsia»

Почему самаркандским евреям продали землю?

В нашей общине было немало лидеров, деятельность которых вызывает уважение и восхищение. Одним из ярких представителей этой когорты является известный и почитаемый человек, бывший староста общины Самарканда Моше Калонтар.
В последнее время общинные газеты и журналы Израиля и США опубликовали серию материалов об отдельных значимых событиях, датах жизни и деятельности Моше Калонтара. В частности, газета «Менора» напечатала статью Маркиэла Фазылова «Десять легенд о Моше Калонтаре», на которую откликнулись группа авторов во главе с профессором Иосифом Калонтаровым (все потомки Моше Калонтара) статьей «Легенды и правда о Моше Калонтаре», опубликованной также в журналах и газетах.
В оценке отдельных дат и событий, связанных с деятельностью Моше Калонтара, между авторами развернулась дискуссия. Это вполне понятно. Известно, что значительная хронологическая удаленность событий не дает гарантий объективного исследования. В книгах о Моше Калонтаре кочуют примерно одни и те же факты из его биографии, и каждый комментирует их в меру своей информированности. Поэтому, сам факт такой дискуссии, начатой М.Фазыловым, следует приветствовать, поскольку в книгах авторов и семейных преданиях есть много не выверенных фактов.
В этой статье мне бы хотелось остановиться только на одном из фактов, связанных с тем периодом, который является важным событием в истории евреев Самарканда: покупке земли евреями Самарканда для обустройства собственного квартала. Об этом сохранился архивный документ, который в свое время комментировали в своих трудах профессор М. Абрамов (Бухарские евреи в Самарканде. 1993), ученый из Санкт-Петербурга Л. Гуревич (Бытовое и сакральное пространство махаллаи яхудиен Бухары и Самарканда. 1995) и М. Фазылов (О чем написано в главном документе. 2014). Это событие проливает свет на некоторые особенности проживания евреев более 170 лет назад в Бухарском эмирате.
Вполне реально, что при совершении сделки «Купчей крепости» Моше Калонтар (в 1843 году Моше было 28 лет) выступал в роли связующего между общиной бухарских евреев Самарканда и приближенным наместника – парвоначи Иброгимджоном (Парвоначи придворный чин – занимался доставкой фирманов (указов) Эмира, официальных документов их исполнителям и ответственным лицам). Такой вывод можно сделать исходя из того, что покровителем Моше Калонтара был старейшина (глава) общины Самарканда Авезбадалбой, который приютил семью беглецов из Шахрисабза. Затем он привлек Моше к своей работе сборщика налога. Вероятнее всего, с согласия всех лиц, указанных в «Купчей крепости» (35 человек), именно Моше осуществлял контакты и вел делопроизводство по покупке земли, так как он был грамотным и молодым человеком.
Известно, что в те годы на этой территории жизнь протекала в соответствии с законами фундаментального ислама, где в перечень 21–го «Омаровых» законов входил строгий запрет на продажу земли иноверцам. И, наверное, слишком наивно предполагать, что в государственном образовании, где сотни лет к людям, не исповедующим ислам, относились как второсортным, вдруг поменялось отношение. Что же послужило причиной нарушения основных постулатов, и почему земля была продана евреям, то есть «неверным» (кофирам) именно в 1843 году? И какую цель преследовали представители титульной нации, такие как парвоначи Ибрагимджон и другие? Несомненно, были приближенные эмира, и было духовенство, без совета которых не обошлась эта сделка. Об этом свидетельствуют четыре государственные печати различных ведомств в «Купчей крепости».
Объяснение этому неординарному акту со стороны властей можно найти в политической ситуации: сложившейся на границе Бухарского эмирата с Россией и войн эмира Насрулла Бахадурхана с соседними ханствами с целью расширения своих владений. В тот период эмир Насрулла начал поход на Кокандское ханство и захватил соседствующие территории: Ура-тюбе, Заамин, Йом и Ходжент.
Известно, что в те годы за господство в Южной и Центральной Азии шла борьба между двумя империями Британской и Российской. Каждая из них стремилась добиться стратегических привилегий в этом регионе. Для Великобритании он был важен как путь к мировой гегемонии, как необходимое жизненное пространство для усиления своей роли в мировой политике; британская элита была обеспокоена проблемой обороны подмандатной Индии.
Российская империя хотела использовать этот регион как форпост для защиты южных рубежей от потенциального агрессора. Своё расширение на юг она мотивировала стремлением прекратить набеги местных народов на её владения, получение доступа к среднеазиатским товарам, в особенности к хлопку. Учитывая буферное положение Центральной Азии между российскими и британскими владениями, каждая империя стремилась добиться стратегических привилегий в этом районе. Это соперничество длилось примерно сто лет с 1813 года по 1907 год и получило название в политике «Большая игра».
С каждым годом эта борьба все больше обострялась. В те годы существующий скудный перечень газет и журналов почти не доходил до этого региона, а информация передавалась в основном посредством «сарафанного радио». Передающим звеном служил торговый люд, и в первую очередь купцы, которые делились друг с другом о событиях в различных уголках мира. Еврейские купцы и остальные лица, указанные в «Купчей крепости» по продаже земли самаркандским евреям, также входили в это число, и они знали, что война на пороге эмирата. Понимал это и эмир Бухары, и его приближенные. Только не было ясно, кто и когда первым начнет военные действия Англия или Россия?
Для отражения надвигающейся агрессии эмиру необходимо было срочно увеличить численность армии и вооружить ее надлежащим образом. Соответственно нужны были деньги для пополнения казны. Средства он должен был собрать со своих подданных, среди которых было немало богатых людей из числа местной знати.
Бухарский эмират был краем бесправия, деспотизма и беззакония, а эмир имел неограниченную власть. За чрезмерную жестокость эмир Насрулла получил в народе прозвище «касоб» (мясник). Богачи знали, что если они добровольно не соберут требуемую сумму, то эмир заберет их силой. Об этом свидетельствуют российские путешественники. В своей книге «Очерки торговли России со Средней Азией» (1856), русский этнограф, историк и экономист П.И. Небольсин, побывавший в этом регионе в первой половине 19 века написал: «Чиновники эмира, собирая подати с недвижимого имущества и товаров, производят поборы с купцов, с отдельных правителей, с богатых людей и вообще со всех тех, кого эмир захочет освободить от излишних, не нужных для простого подданного капиталов. Боязнь каждого капиталиста обнаружить настоящее состояние своих сундуков заставляет каждого благоразумного бухарца жаться, прикидываться бедняком, обращать произведения своей земли в наличный капитал, не торговать на большие суммы и дробить выделенные для торговли средства на самые мелочные куши».
Об этом же свидетельствует журнал. «Экономист» в статье «О путях сообщения России со Средней Азией», (автор Д. Долинский, 1859): «Достаточный азиатец скрывает свое имущество, прикидывается нищим, прячет даже порядочную одежду из опасения, что его отберет владетель для удовлетворения каких-либо собственных своих политических целей или для прихотей. Малейшее возражение грозит виселицей». Соответственно окружение эмира старались использовать любые возможности для сбора средств на вооружение армии, при этом сохранив свои капиталы. В такой ситуации они, вполне резонно, могли способствовать реализации выгодных контрактов и «закрыть глаза» на нарушение некоторых известных догматических установок ислама. Одним из них является сделка по продаже земли евреям Самарканда в 1843 году. Ее сумма, в десять тысяч серебряных таньга, была не очень большой, даже по меркам того времени, но все-таки составляла определенную часть от расходов на подготовку к отражению агрессии.
Исходя из сложившейся ситуации на границе с Россией в конце первой половины 19 века, можно сделать вывод, что хотя сделка по продаже земли евреям, не согласовывалась с постулатами фундаментального ислама, но она была выгодна власть имущим. В результате этой сделки в казну поступили деньги, покрывшие определенную долю расходов на армию, а богатые мусульмане в какой-то степени сохранили свои капиталы. В выигрыше оказались и евреи. Ведь впервые они стали владельцами собственной земли под строительство махали. Отдельное проживание евреев снижало частоту возможных стычек с соседями, которые нередко заканчивались принуждением перехода в ислам.
Ученые-историки указывают ещё одну немаловажную причину продажи земли евреям. Эта сделка позволило мусульманам оградить себя от неправоверных евреев, к чему всегда стремились ревнители чистоты своих подданных, эмиры и духовенство. Вспомним хотя бы жалобы на евреев и армян, которые продавали спиртные напитки мусульманам (шариат запрещает употребление спиртных напитков мусульманам).
Приобретение земельного участка евреями в Бухарском эмирате явилось беспрецедентным событием и послужило в дальнейшем отправной точкой по продаже земли иноверцам, в чем можно удостовериться по имеющимся историческим фактам. Конечно, эти акты не носили массового характера, но при благосклонном расположении эмира и необходимости срочного пополнения казны, они имели место.
АМНУН КИМЬЯГАРОВ, кандидат технических наук, Доцент, президент Американского отделения Международной Академии по развитию технологий, Изобретатель СССР, член Союза писателей Израиля, член «Международной ассоциации творческой интеллигенции»